ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ  СТИХОТВОРЕНИЙ
Ю Р И Я    А Г Е Е В А

XXI век

2018

СЕРЕБРЯКОВ
Врём про подъём и изобилье,
опасных избегаем тем,
а хамство, тупость и насилье
уже зашкалили совсем.
Жить у разбитого корыта
никто, пожалуй, не готов...
Люблю таких людей открытых,
как Алексей Серебряков.
Вот он смеётся горьким смехом,
разоблачая нашу гнусь.
Как видно, надобно уехать,
чтобы умом постигнуть Русь.
2018

ЭЛИТА
Подустав от кабинетов,
лести, хитрости и злобы,
собирались люди света -
очень важные особы.
Для банкета зал не тесен,
вина, яства - вам не снились,
и от сытости и спеси
щёки круглые лоснились...
Так проводит часто время
самозваная элита,
оставляя век и племя
у разбитого корыта.
И, набив свои желудки
тем, что дарит нам природа,
отпускает пьяно шутки
о наивности народа.
От сверканья больно глазу, -
блещут золотом устои!
А напыщенные фразы
поражают пустотою.
Выясняя, кто мудрее,
кто значительней и лучше,
каждый знает: им ливрею
приподнёс обман и случай.
И сокровища пудами,
и дензнаков миллиарды -
это создано трудами
тех, кому и хлеб - награда.
Солнце светит из зенита,
одержав над тьмой победу.
А элита, что - элита?
Шайка хитрых дармоедов.
Разоденься ты хоть франтом,
философствуй о высоком, -
человек красив талантом,
отвратителен пороком! 


ВИКТОРУ ШЕНДЕРОВИЧУ
Пусть зыбко всё и не бесспорно -
тверда сатирика рука.
Ушли и Горин, и Задорнов,
а ты скрипишь ещё пока.
Девичий возраст - восемнадцать
властитель правит, смяв мечты,
но не разучимся смеяться,
пока смешить умеешь ты.
Создатель шуточных сокровищ,
лишь правду в юморе любя,
творишь, любезный Шендерович?
Так с Днём Писателя тебя!
2018

***
Сохраняйте, люди, веру
в мир, где можно жить вполне.
Хорошо миллиардеру
в разворованной стране.
Как он деньги добывает
вряд ли знает даже чёрт.
Мы ползём, а он летает
на охоту, на курорт.
Не завидуй, рот раззявив,
вот он - всем лохам пример,
нашей Родины хозяин,
господин миллиардер.
2018

2017

***

Предзимье, времени в обрез,
вот-вот - пороша.
Давайте, что ли, в фа-диез
и о хорошем?

Когда навалятся снега
и грянет стужа -
мечты ударятся в бега,
жить станет хуже.

Пока гудят ещё шесть струн
былого века,
что нам грядущего тайфун
иль царство снега?

Давайте запасаться впрок,
до катаклизма,
добром, участьем между строк
и оптимизмом.

2016




# # #
О, времена... Обугленные страны,
где воздух лих,
когда бежали от своих тиранов
под гнёт чужих...

Весь век, зажатый и полуголодный,
в немой борьбе,
и жить казалось лучше, где угодно,
но не в себе.

В насущности бледнея от пророчеств,
а суть - ясна,
среди таких же маясь одиночеств...
О, времена!..
10.12.2016



РОМАНС ОБЛОМОВА

Что, как не сон, спасает душу
от суеты и от хлопот?
С утра вставать, мыть руки, кушать...
Ах, куча всяческих забот!

Занятье этой круговертью
лишь отнимает массу сил.
- Захарка, друг, к чему усердье?
Подмёл - и ладно, есть неси.

Искусство отдыха - наука.
Работа любит дурака.
Ходить на службу - вот где скука!
Писать отчёты - вот тоска!

Запряжены весь век в упряжку.
А сколько в спину тумаков!
Да, знаю, трудно вам и тяжко,
а нам, бездельникам, легко!

Мозги забили поколенью:
"Трудом спасётесь вы...". Всё - ложь!
Отечество спасётся ленью,
иным его уж не спасёшь.

Пусть ждут вас подвиги благие, -
спешу в пуховую кровать.
Порой, мне снятся сны такие,
каких вам в жизни не видать!

17.12.2016


# # #

Я знаю, что над тайнами
молчания печать, -
чтобы не стали явными,
их надо замолчать.

Творится столько мерзости -
на каждого с лихвой.
На правду хватит дерзости -
заплатишь головой.

Ах, тайны, тайны разные
плодят по свету ложь,
за слухами, за фразами
ты правды не найдёшь.

Совсем куда-то сгинула
святая простота.
Тысячелетье минуло -

и продали Христа.

22.07.2016


НА БОЛЬНИЧНОМ
Обнаглела
номенклатура.
Заболела.
Температура.
Врач - мздоимец,
соседи - гады.
Кто б гостинец
принёс хотя-бы?
Год уж скоро
не убирала,
дома гору
перестирала.
Можно снова.
Легла. Устала.
Том Донцовой
в п***у послала.
В личке - дряни,
в судьбе - лавины.
На экране -
про Украину.
Оборвали
мне связь, заботясь.
Отвечала им:
"Не дождётесь!"
Сдох будильник, -
финал артиста.
Холодильник
пустой и чистый.
Для бездельников
жизнь - в охоту!
С понедельника
на работу.
Дни суровы.
Коллеги живы.
Все здоровы.
Всё так же лживы.
2016


# # #

Не тому и не так нас учили.
Понемногу урвав от основ,
кое-кто к сорока опочили,
ну, а кто-то и в двадцать - легко.

В исковерканной властью державе,
совершенствуя технику слов,
нас за мясо для пушек держали,
избавляясь от лишних голов.

Не с того ль, что в нас знаний не слишком,
над Россией кружит вороньё?
А на свалках валяются книжки,
как ненужное больше враньё.

05.10.2016


# # #

Звучат заманчиво-зловеще
всего два слова: «Деньги... Вещи...».

И мир мучительно зловещ,
решив, что деньги - это ВЕЩЬ!

28.10.2016


2015


ПЛАЧ ПО БОРИСУ НЕМЦОВУ

Убили Немцова. Почти у Кремля.
Под окнами вражьего стана.
Легла ему снежной периной земля,
снежинки присыпали раны.

А только недавно глумился наряд,
хватая Бориса в охапку!
Заносит убийства следы снегопад
и тела замёрзшего тряпку.

Казалось, что нет на такого смертей
за вольное, смелое слово.
Москва сиротеет, теряя людей.
За что вы убили Немцова?

Всей вашей подлянке и всей вашей лжи
он был оправданьем, хотя бы
уже потому, что пока он был жив,
прощали вам с верою слабой.

Наёмники жрут не спеша бишбармак.
А что им? Убили - и ладно.
Убили Немцова. Ответить бы так,
чтоб было века неповадно!

Продали и нас и себя за рубли
насильники отчего края.
Какие грехи у Российской земли,
за что же Господь нас карает?

Давно уж отсюда, проплакав глаза,
бежать без оглядки готовы.
Все вьюги вплетают свои голоса
в мой плач по Борису Немцову.

19-20 марта 2015


# # #

Россия держится
лишь поэтами.
Не анекдотов
звериный смех
вывозит
суетную планету,
а нежность слова, -
нежнее всех.

Они взывают
встречать восходы,
хотя на плаху
ведёт урод.
Поэты ближе всего
к народу, -
такие ж нищие,
как народ.

Верхи не видят,
как тают силы,
спасают шкуры,
других губя.
Когда стяжательство
невыносимо,
поэт раздаривает
себя.

Храните слово,
зовите к свету,
пока нас беды
не извели!
Когда не станет
у нас поэтов, -
тогда не станет
у нас Земли.

19.05.2015


# # #

Поверишь ли? В молчаньи истин сила
Вселенной затаилась, лишь в дремоте
мозг человечий тщится до могилы
проникнуть вглубь, но входа не находит.


Сквозь время переходим в свет из мрака,
по сути, не меняя положенья,
плывут над нами сгустки Зодиака,
дразня и отвлекая от решенья.


Строй чисел, замирающих над бездной,
ход мыслей, постигающих лишь малость,
качает в колыбели бесполезно
земного притяженья мощь и слабость.
21.02.2015


# # #

Шутящих сонм, острящих тьма,
от века валит дым,
но выжил юмор из ума
и чем-то стал иным.


Рыдать бы нам от перемен
средь лжи и пустоты, -
в краю безмозглых КВН
смеются лишь плуты.


У тех, кто был подлее всех,
улучшились дела,
и смех давно уже не смех,
а блеянье козла.
05.09.2015


# # #
Век двадцатый кончился и, уж, который год,
нету демократии в помине.
Даже коммунисты, посулив переворот,
скрылись по неведомой причине.


Самых честных и открытых стёрли в порошок.
Нет свобод. Ну, всё у нас не ладно.
Я бы всех тиранов взял, связал в один мешок,
уцелевших выпустил обратно.


Умные животные сбиваются в беду,
хоть в, какое-никакое, стадо.
Я среди людей такого стада не найду.
Где вы, люди? Нет? Да и не надо.

Включишь телевизор - никаких не нужно благ,
свалишь на диван худое тело...
Вот вчера один сказал, что Путин всем нам враг.
Удивил, конечно, до предела.


Вместо табака бумагу в курево суют,
начиняют соею пельмени.
Правда, хорошо ещё, что рейтинги растут!
Вырастут - куда-нибудь применим.


25.10.2015



# # #
В разнеженных и сытых городах
Европы или тех же самых Штатов
поёжатся, проведав о местах,
где жизнь людей доступна лишь по блату.


Гурман в Париже пьёт вовсю шабли,
закусывая спаржей с трюфелями,
а мы купить не можем на рубли
паршивых шпрот и тухлого салями.


Как, Господи, дела твои чудны:
глядят вожди на дальние планеты,
а граждан своей собственной страны
сажают на голодную диету.


Вот он, финал: народы царства плах
живут теперь, слегка копя зарплату,
в разнеженных и сытых городах
Европы или тех же самых Штатов.
25.10.2015



# # #

Кончается пластинка,
слегка шуршит игла, -
так жизни половинка
тихонечко прошла.


Удачным сочетаньем
восхищена душа,
обострено вниманье,
поэзией дыша.


За точных слов гипнозом
не страшен мир сейчас,
хоть ждут нас где-то проза,
трагедия и фарс.


И надо, безусловно,
ошибки превозмочь,
спасти всех неспасённых,
всем немощным помочь.


Досуг сулил приятный
репертуар вполне...
Ах, что там на обратной,
последней стороне?
23.12.2015

2014

Ваш текст...

2013




# # #

Эпоха лишилась ведущих людей, -
их век суматошный угрохал.
Живём среди серых и тусклых идей,
и это, по-моему, плохо.

Сбиваясь ещё на возвышенный слог,
скорее, по старой привычке,
сжимаем культуры пустой коробок
и чиркаем стёртою спичкой.

11.05.2013



ПОЭТ НА СТАДИОНЕ

Годами не обременён,
поэт выходит с песней новой.
Шумит нестройно стадион, -
он ждёт целительного слова.

Надежд щемящая весна
клокочет в выдохе и вдохе,
стихи меняют времена,
сжимая рифмами эпохи.

Запретных тем, пожалуй, нет,
но есть, что рассказать народу.
Выходят узники на свет
с шальной надеждой на свободу.

Стихов бегущих марафон
проносится легко и быстро,
как ствол наставлен микрофон,
у самых губ, собьёшься - выстрел.

Свершить свой путь успеем ли,
сколь близкой цель ни показалась?
...Шестидесятые прошли,
но что-то в нас ещё осталось.

24.09.2013

Юрию Любимову к 95-летию

Ты жил, как никому не удавалось,
рискуя за премьеры головой,
и выдал веку всё, что причиталось,
и сверх того, - спасибо, что живой!

Талантами театр не обидя,
хранила Мельпомена подвиг твой,
и в тысяче ролей народ увидел
самих себя. Спасибо, что живой!

Ты стиснул зубы, но продолжил дело,
когда ушёл твой форвард центровой,
эпоха вновь сойти с ума сумела, -
на век труда, спасибо, что живой.

Развал Таганки - это, брат, проблема
в сравнении с войною мировой,
но жив Любимов - и тускнеет тема.
Всё хорошо. Спасибо, что живой!

Попробуй встретить безмятежно старость,
когда вокруг, как на передовой!
Сочтём груз лет за долгую усталость,
чтоб снова в бой, - спасибо, что живой...

Когда вокруг захлёстывают страсти
или беда берёт нас под конвой,
я вспоминаю: есть на свете мастер,
всему и всем наперекор, живой!

01.10.2013



МЕТЕОРИТ


Летит по небу, скрежеща,
метеорит, страша народы.
Пуляет звёздная праща
в нас эти камни год за годом.


На свете многое не так,
и расплодилось разных гадов...
Несётся камень, но не факт,
что приземлится там, где надо!
18.10.2013

2012


НОРД-ОСТ

С газетных не сходя полос
строкой событий бурных,
мне в память врезался "Норд-Ост"
не до, а после штурма.

"ТВ", врачи особняком,
ОМОНа оцепленье...
Газ утянуло сквозняком
и началось движенье.

Спецназ, закончивший дела,
исчез в толпе и гвалте,
все вынесенные тела
оставив на асфальте.

Витал, как хохот Сатаны,
над павшими вповалку
психоз развязанной войны,
людей швырнувший в свалку.

Незамолённою виной
сползла на плечи века
затея, став очередной
ошибкой человека.

Они остались там лежать,
без шанса просыпаться,
а нам - бороться и искать,
найти и не сдаваться...



ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ


Бывали и не лучше годы,
сумой грозившие с тюрьмой,
но мы, последыши Свободы,
припомним год тридцать седьмой,


когда пошла такая бойня
по исковерканной Руси,
что даже камню стало больно
террор властей переносить.


И липкий, леденящий ужас
полз вверх по клеткам этажей,
и отражался в красных лужах
сонм душ, загубленных уже.


Донос, навет, сведенье счётов
питали мощь НКВД,
и каждый час был для кого-то
последним, тикая беде.


И не найти такого дома,
такой семьи, где из родни
не взяли в ночь иль по-другому,
чтоб, расстреляв, похоронить.

Неслись репрессии лавиной,
а подлость, пуля да кулак
всему придумывали вины,
и полстраны зaбрaл Гулаг.


Века бредя по бездорожью,
пришла страна в такую ложь,
когда захочешь, да не сможешь,
и никого, брат, не спасёшь.


Нам написать светлей бы повесть,
воспеть великое одно,
хоть ум и честь, а также совесть
в бараках сгинули давно,


жить, соблюдая осторожность,
с работы приходя домой...
Но знаю: дай беде возможность, -
наступит год тридцать седьмой!
17.10.2012

2011

ПАМЯТИ ГОРЬКОГО
Вся страна изверилась
справедливость выняньчать.
Пожалел, что нет у нас
Алексей Максимыча,
что в журнальном омуте,
там, где ложь опоркою,
кто теперь ни попадя
поминает Горького.
Мол, писал он с хитростью
и работал с выгодой,
смог из власти вытрясти
льготы, сделав выводы.
Совести велениям
вопреки, - издали бы! -
в шахматишки с Лениным,
в кутежи со Сталиным.
Вы, которым новый век
дал в печать дорогу,
словно на голову - снег,
пишите убого.
Тянет из безвестности,
может, что в России
жил титан словесности -
Алексей Максимович.
В дни серпа и молота
скольких в люди выволок!
Скольких спас от голода,
от расправ и высылок!
Что же мстить нам нынче-то
за ущербность прошлому?
Алексей Максимыча
вспомню по-хорошему.
2011

2010


ПРО ЧЕХОВА

Я с пересылки сразу, как приехал,
спросил про волю, шмон и беспредел,
а зеки мне: «Какой-то помер Чехов».
Конечно, знаю, хоть с ним не сидел.

Крутого Чехов был, мужик, замеса,
чтоб прикурить, давал всем огоньку.
Я сам смотрел: в театре под навесом
давали «Чайку» или же чайку'.

И с бабами ходил, как фраер светский, -
"Расслабимся, - шептал, - покурим план...".
Крутил роман с Фаиною Раневской.
Она ему: «Андрюшенька, шарман...».

Он ей: «О вас страдаю безответно,
поедем в Ялту...». Разольёт елей.
И нежно так, и, вобщем, незаметно
утянет из кармана сто рублей.

Конечно, пресмыкались перед веком
кой-кто из шелупони, босоты,
но Чехов, мать твою, был человеком, -
не то, что вы, облыжные скоты!

Жить западло, нехитрую науку,
не принял он, хоть был и на плаву.
По камере сосед мой Ванька Жуков
сказал: «Братва, за Чехова - порву!»

2010

2005

# # #
Мы - в тупике, не выйти из беды,
лишь мечутся потерянные души.
Ещё чуть-чуть - и вот растают льды,
и море с рёвом двинется на сушу.


Расколят небо молнии во мгле,
развеют пыль земную ураганы,
и прошлое, в уюте и тепле,
окажется потерянным и странным.


Терпенье - наш удел, но, не скорбя,
перевернув любое время года,
покажет, как выходят из себя,
никем не покорённая природа.


Рванутся в горы, бросив города,
пропитанные ложью и елеем...
Быть может, мы научимся тогда
как жить? Конечно, если уцелеем...
30.01.2005

2009



ДВА ПОЭТА

Российская немощь
жива исключеньем, -
глазам не поверишь
за суетным чтеньем:

в случайном журнальном,
но верном соседстве -
Борис Чичибабин
и Герман Плисецкий.

На острове строчек
и в рифму, и в прозу,
они, среди прочих,
не выбрали позу.

Один - отсидевший
в стенах соловецких,
другой - уцелевший
в парадах советских.

Один из них старше,
другой помоложе,
но горькая чаша
им выпита тоже.

Из тех, кто креститься
умеет едва ли,
им много простится
за то, что не лгали.

Писали, как жили,
созвучно дыханью,
хорОм не нажили,
не снюхались с дрянью.

Биение мыслей
всех вывертов стоит, -
Из всех, кто здесь тиснут,
их, может быть, двое.

А встреча - мгновенье,
лишь шаг до погоста,
удел же - забвенье
в бeздарном потомстве.

Парят два поэта,
рифмуя над бездной,
на лучике света
эпохи железной.

2003


# # #
Наверно, Бог не с нами,
а там, где мгла и высь.
Мы входим со слезами
в неведомую жизнь.


Предрешены итоги
и скука режет глаз,
утоптаны дороги
пожившими до нас.


Устав бесцельно биться
средь боли и стыда,
пытаемся прибиться
к умеренным стадам.


А если час назначат
средь игрищ и речей,
душа твоя заплачет
у Бога на плече?
2003

XX век

1996



# # #

Отплывали эллины на Трою
на своих корабликах гребных.
Если так плывут, то, значит, стоит, -
ветер бы попутный не затих.


В Илионе прячется Елена,
и в борьбе за женские права
будет мыть тела морская пена,
обагрятся камни и трава.


Сверху с пониманьем смотрят боги,
не мешая первым морякам.
Честь - она всегда удел немногих,
переросших страны и века.


Мы своих красавиц поим водкой,
покупаем за еду и кров,
их протест перекрываем глоткой,
реже доходя до кулаков.


Нет, рука не дрогнет у подонка,
ежели его не замели.
Но проснётся в ком-то амазонка, -
значит всё в порядке у Земли.


И бегут от нас во все лопатки
спутницы по счастью и беде.
Нам бы вспомнить древние порядки,
цену дружбе, чести, красоте...
1996



# # #
Гудит орган, как полуночный лес,
и тьма небес нисходит в зал по трубам,
бесплотность мысли обретает вес,
и слов неизречённых ищут губы.


Пока регистр не вырвал нас из тьмы
в высоты всепрощения и света,
переплетём в пожатьи пальцы мы,
как шлейфы - две летящие кометы.


Прочь из тенёт по звуковой волне
туда, где каждый миг, как обещанье.
Стихает Бах, выходим в полусне, -
не люди и не боги, но на грани.
1996

1995

***
Катилась жизнь моя вполне неспешно к сорока,
а жил я честно, хоть и не прекрасно.
Когда оклеветали и навесили срока,
всё стало мне про них предельно ясно.


Исусу было проще - крест, Голгофа, а потом
схождение с креста и воскрешенье.
Меня ж пытали током, светом, били, а перед судом
в воде топили - так, для устрашенья.


Иуду отыскали - он им тут же показал,
что я - зачинщик разных преступлений,
что собирался банк ограбить, захватить вокзал
и телеграф с почтамтом, без сомнений.


А все мои заслуги и таланты - это блеф
и подготовка к злу и вандализму,
что если не карать таких, как я, то обнаглев,
я сверг бы их, использовав харизму.


Благое обезличил бы, создал своё ЦеКа,
коррупцию развёл бы в аппарате,
разворовал бюджет бы до копейки бы, пока
другие выживали на зарплате.


Затеял бы вторжения на земли разных стран,
вконец бы разорил пенсионеров,
и из тиранов был бы самый мерзостный тиран,
и подорвал бы в будущее веру.


Пролёживаю нары, прегрешенья осознал,
смакую снова острые моменты.
Эх, если б я заранее о всём об этом знал,
давно бы уж пробился в президенты!
1995

1993

ПОЕЗДКА В АМЕРИКУ
1.
Дали премию звену
и переходящего,
мне - путёвку, - ну и ну! -
в страны заходящего.
Чтобы, значит, отдохнул,
поднабрался опыта.
- Трезв? - спросили. Я дыхнул.
Дальше - с визой хлопоты.
Три анкеты подмахнул,
сам парторг записывал.
Перед вылетом гульнул
со швеёй Ларисою.
Провожал весь швейный цех,
бабы даже плакали,
обещал купить для всех
пудру, крем и лаку им.
Сел, как барин, в самолёт,
правда, опасаюсь я.
- Не боись, - сказал пилот, -
у нас не разбиваются.
Я давно к всему готов -
первый на партпрениях.
Стюардессы меж рядов
отвлекали зрение.
Только я их декольте
разглядел с филеями,
как шумок пошёл в хвосте, -
значит, прилетели мы.
Выхожу, ядрёна мать,
в аэропорте Кеннеди!
Надо ж было убивать,
чтоб после столько челяди!
Негров, я скажу вам, там
больше, чем в Нигерии!
Отобрали чемодан,
щупали рентгенами.
Мяли кожу и торцы,
что им надо вызнали.
Напоследок, стервецы,
дихлофосом прыснули.
Вот не зря народы все
Америке противятся!
На стоянке сел в таксе.
- Шеф, давай в гостиницу.
Едем, жвачку их жую,
гляжу на обстановочку:
по обочинам снуют
негры да жидовочки.
Понастроили домов
в сотню выше нашего.
Небо серо от дымов,
гарь кругом и кашляют.
Я окошечко прикрыл,
заёрзал на сидении, -
тошно мне от ихних рыл,
нету настроения.
2.
У нас в гостиницу попасть,
скажу вам, ох, непросто.
Кругом проезжих - просто страсть,
на каждый номер по сто.
"Нет мест", - с порога и - адье.
Да, это нам знакомо...
С порога рявкнул: - Ты - портье?
По брони от обкома!
Ну, ключ от номера он дал,
копался, правда, в кейсе,
а вслед с почтеньем прошептал:
- Санофбич, рашен крейзи!
В лифт захожу, язык не наш,
жму кнопки по догадке.
Сто первый нужен мне этаж.
Тяхнуло. Всё в порядке.
Поднялся. С этой высоты
все уши заложило.
Вот номер всунули, скоты, -
дверь клинит - отпер с силой.
Полы, блин, не подметены,
прёт запах из сартира.
Сажусь на стул, а из стены
выходят два вампира.
А рожи! Их любая блажь -
прелюдия к насилью.
Но ведь не зря ж мы инструктаж
в профкоме проходили!
Да я и не таких видал
за службу на подлодке.
Раскрыл авоську и достал
бутылку нашей водки.
Я дома сам бог что творю
под выпивку с бояном.
- Давайте выпьем, - говорю, -
за Кастро с Корваланом!
Лью им, хоть для себя берёг,
и каждый грамм считаю.
- Есть на запив томатный сок.
Сидите, щас слетаю.
Прошла вся жизнь от сих до сих,
уныла и облезла.
Метнулся пулей в ихний лифт,
по нижней кнопке врезал.
Два дня ночую я теперь
в подсобке при посольстве.
Живу нормально - верь-не верь -
в сплошном благоустройстве.
Сплю, как сурок, без задних ног,
со шваброю в обнимку.
Немного давит, тварь, под бок
коробка микроснимков.
Завхоз мне друг и я не зверь,
вполне довольный месту.
Он мне сказал: - Товарищ, верь!..
И далее - по тексту.
Играли в карты и в лото,
"Катюшу" с ним вопили,
без спору занял баксов сто, -
мы тут же их пропили.
С утра по городу брожу,
глазею на витрины,
от пестроты с ума схожу,
товару, бля, лавина!
Зашёл в их шоп, сдавило дух:
для баб всё, для интима.
- А есть у вас "лебяжий пух"
и этот... крем "любимый"?
Ловлю, хоть впору убежать,
завистливые взгляды.
Ну, как отсюда уезжать?
Не хочется, но надо!
3.
В ихнем аэропорту
много хуже нашего.
Нет ситра, а колу ту
даже видеть страшно мне.
Жду отлёта на Москву,
через час - на родину!
Сколько, здесь пока живу,
прожито и пройдено!
Пронесло и хер бы с ним,
где - простор, где - узко.
Познакомился с одним.
Трёт полы. Из Курска.
Что тут долго говорить?
Я сказал: - Василий,
хрен тебе в Нью-Йорке жить,
поехали в Россию?
Там сейчас КПСС
подлую прикрыли и
нету ОБХСС,
пахнет изобильем.
Всходит новая заря
над свободы зданием...
Не поверил он, а зря.
Впрочем, до свидания.
Лайнерок на взлёт пошёл -
встретимся с державною!
Наша, русская, не гёрл,
по салону плавает.
Иностранному хмырю -
как цветочек аленький.
Стюардессе говорю:
- Наливай по-маленькой!
1993


***
В стране гражданская война
шурует полным ходом.
Жизнь человечья не ценна,
нас меньше с каждым годом.
Ползёт пожар по городам,
охватывает сёла,
сегодня, здесь - не где-то там,
подбрасывая люд судам
и сроки - невесёлым.
По телевизору враньё
одно с утра до ночи,
галдит ворьё и вороньё,
и обморочить хочет.
Что это лучший из веков,
где б так жилось привольно,
и только горстка чудаков,
совсем лишённая мозгов,
всё чем-то недовольна.
На деле же - наоборот
мир новый строим исто,
и лишь доверчивый народ
мутят авантюристы.
Наш вождь - добрейший старина,
с того и несменяем,
иная власть и не нужна...
В стране - гражданская война,
и мы об этом знаем.
1993

1992

РАССКАЗ ГОРБАЧЁВА
Я, конечно, благодарен,-
и иного не дано!
Ты, Руцкой, хороший парень,
а Янаев - тот говно.
Всё, ребята! Вот вам кресла.
Рая, вынеси вино.
Подвигайся ближе, пресса,
слушай, вышло как оно.
Президенты тоже люди,
отдыхать где - вот вопрос!
Углубляться здесь не будем.
Прилетаю на Форос.
Загорать в Кремле мне что ли,
если здесь не загоришь?
Я и зять мой, Анатолий,
не сходили с водных лыж.
Я поУтру думал нАчать
свой предсъездовский доклад,
вдруг - Янаев фордыбачить,
и Крючков приехал, гад.
Говорят мне: "Отрекайся!
кошелёк клади на стол,
перед партией покайся,
как в момент с ума сошёл.
Вот указ про отреченье,
чемоданчик с кнопкой сдай.
Сука, нет тебе прощенья! -
жри, лечись и отдыхай.
Или нет, давай, друг с нами
брать народ в свои клешни.
Мы берём тебя на знамя,
соглашайся, не тяни!"
Раз уж вы решили сами, -
ясно, кто тут дураки!
Я сказал: "Народ не с вами,
вы отбросите коньки!"
Дал под дыхало Крючкову,
дал Янаеву под зад:
- Убирайтесь поздорову,
чтоб не портили фасад!
Свистнул-гикнул самых верных,
все подходы перекрыл,
а, чтоб было всё наверно,
Джорджу в офис позвонил.
Буш сидел на телефоне,
слeз и крикнул: "Мишa, путч!
Нaм Джeймс Бонд про всё, что поньял,
сообщaeт из-зa туч.
Бeлый Дом кругом оцeплeн,
снaйпeрА свисaют с крыш,
а нa тaнкe eздит Ельцин
и поёт "Шумeл кaмыш"!"
Я скaзaл: "Он мнe зaплaтит!
До чeго, подлeц, дошёл.
Шлитe "Боинг" или "Трaйдeнт", -
я у них "с умa сошёл"!
Я нa пляж рaзмяться вышeл,
успокоить нeрвный зуд,
слышу, Рaя кличeт: "Мишa,
кaгeбeшники ползут!"
Тут тaкaя злость нaпaлa!
Кинул кaмнeм в них - порa.
Половинa убeжaлa
от громОвого "урa".
Нeт, со мною тaк нe выйдeт,
нaс от мирa нe отсeчь!
В дом вхожу, включaю видик
и зaписывaю рeчь.
"Толя, - говорю я зятю, -
видишь, кaк нaс припeкло?
Если что - сигaй нa кaтeр,
плёнку спрячь и всeх дeлов..."
Кaк дурaк хожу по дaчe,
Буш чeго-то нe звонит.
Взял кровaть, дeтaль смaстaчил,
глядь - приёмник говорит.
Пьeху слушaю, Кобзонa,
порты Диксон и ТиксИ,
но всё большe из ЛондОнa
пeрeдaчу "Би-Би-Си".
Глядь - из туч ныряeт лaйнeр.
Из Нью-Йоркa, из Москвы?
Что жe, встрeтим - я ж нe фрaeр.
Взял топор, a это - вы!
Дaл отбой, скaзaл рeбятaм:
"Отворяйтe воротa!"
Вот и всё. А всeй жe прaвды
нe скaжу вaм никогдa!
1992

1991

ПРО ГОРБАЧЁВА И ЗАМОРСКОГО ЭКСТРАСЕНСА
Не каждому правителю провидеть
дано судьбу, чтоб не терять лица.
В России все кончали в худшем виде.
Олег - и тот! - был вещ не до конца.


А в наши дни Олеги не у дела, -
то Леонид, а то вдруг - Михаил.
И шутят шутки со страною целой,
и где тот волхв, чтоб их предупредил?


Попридержать бы чудака,
а он по-царски выдал:
- Изгнать с экрана Чумака
с Давидом Копперфильдом!


Пора кончать роман вертеть
с буржуями по-свойски.
Придумайте, куда бы деть
нам Джуну с Кашпировским!


На Западе к волхву иные мерки, -
иначе как магистром не зовут,
пророчества записывают клерки
и в ЦРУ с охраною везут.


Коварные вынашивая планы,
решило НАТО вместе с ЦРУ
поймать вождя магическим арканом
и навязать стране свою игру.


Гуляет с Раей Горбачев
в Рейкьявике по саду,
а журналисты стаей псов
берут его в осаду.


- С чем встретите грядущий век?
- Какою быть планете?
И лишь расслабился генсек
под вечер на банкете.


Ему коньяк и виски льют,
чтоб испытать закалку.
- Нет, так не выйдет! Я не пью!
Плесните минералку.


- Знакомьтесь - Ури Геллер, маг планеты, -
и сводят с экзотичным чудаком.
Генсек в недоумении: "Кто это?
БрэдбЕри знаю, с Рейганом знаком..."


Пнул туфлем референта по культуре,
с глазами чтоб раскрытыми не спал,
спросил его: - Не тот ли это Ури,
который Электроника украл?


Вот казус, но на магов данных нету,
гуманитарий впился в потолок.
- Михал Сергеич, если и не этот,
припрячьте понадёжней кошелёк!


Но переводчик знал его немножко
и даже на одном сеансе был.
- Гнёт взглядом ихний маг ножи и ложки,
и даже светофорные столбы.


- Ну, нас согнуть, - сказал генсек, -
пожалуй, он не сможет,
но неприятный человек,
видать, скажу, по роже.


Хеллоу (ничего себе...)!
Прошу, садитесь ближе
(У нас бы ты из КГБ
без поводка не вышел!).


Но Геллер был, вдобавок, телепатом,
генсеку взглядом в темя заглянул,
обиделся, ругнул сквозь зубы матом,
и что-то там в извилинах согнул.


Скрутил глазами ложку для отвода
и вилки сплёл, рукою сделав пасс,
и Горбачёв, хотя пил только воду,
сказал ему: - Я уважаю вас!
1991

1990




# # #
Она ведёт дневник бесхитростно и чисто,
и светлые слова ложатся на поля,
и полки тёплых книг спускаются ребристо,
и чувствуешь едва, как кружится Земля.


Душа бела, как снег. Вот так бы жить и нежить
себя, и никому не открывать дверей,
не поднимая век, их до рассвета смежить,
и видеть через тьму блеск радужных морей...
1990



# # #
Как змеи выползают из одежд -
Земля с себя снимает атмосферу.
Приходит поколение невежд
осваивать космическую эру.


Из памяти стираются вожди,
забыты идеалы и идеи,
затеряны заветные пути,
оплёваны все, кто не лицедеи


и те, кто, расстреляв боекомплект,
исчезли неопознанным десантом...
Буржуазия душит интеллект,
ничтожества глумятся над талантом.


И пустота грядущая, и экс
нас учит откровениям цинизма.
Взамен любви - бездушие и секс,
взамен души - апокрифы фашизма.


На вираже размытого пути
задумаешься, осознав потери:
дойдёт ли тот, кто захотел дойти,
и кто сейчас мы - люди или звери?
18.06.1990

1989


# # #
Дожил остаток дня
и дальше жить осмелюсь.
Вы целитесь в меня,
я ж ни в кого не целюсь.

По-мелочи долги
коплю, иду по краю,
пока мои враги
спешат к земному раю.

Рифмуя пару строк,
затравлен и оболган,
попил-поел, прилёг,
но это ненадолго!

1989


# # #
За ветром вдогонку птицей
стремится душа скитальца,
придёт за дождями солнце
и ночь растворит рассвет.
Пока мы во что-то верим,
надежде сжимая пальцы,
открыты пути и годы,
и кажется: смерти нет.

Мы встретимся - разминёмся,
чего-то уже не будет,
повторы чужих ошибок
придётся исправить вновь.
Летят по шоссе машины,
спешат всё куда-то люди,
а где-то идёт по свету
невстреченная любовь.

1989



1986

СПРУТ

К чёрту эпитафии, -
время беспредела!
Мафия на мафию
косо поглядела.

Вспыхнула Сицилия,
встрепенулся Рим,
наша камарилия
отвалила в Крым.

Сериал чудовищный
на уши поставил.
Шухман с Рабиновичем
выбрали Израиль.

Рвутся преступления,
набирая вес.
Съезд увязнул в прениях,
вымер райсобес.

Все у телевизоров, -
смотрят "Спрут" до дури.
Год чреват сюрпризами,
мусора халтурят.

Комиссар Катания
врос в бронежилет,
и на партсобраниях
контингента нет.

1986

1984

# # #
Дайте мне время, - я вырву себя из оков,
из духоты оголтелого века,
и вознесусь над морями ушедших веков,
чтобы воспеть человека.


Где-то в таинственной мгле среди звёзд,
приговорённых к орбитам,
в безднах пространства упрятан ответ на вопрос.
Знать бы мне то, что сокрыто!


И не стреноженной жизнью, не прожитой зря,
вот бы добраться к ответам,
и, вопреки или благодаря,
в мире остаться поэтом.
1984

1983

АНТАРКТИДА
Не теряя надежду из вида,
мы стремимся вослед за мечтой,
есть такая земля - Антарктида,
материк изо льда непростой.
Там морозы трещат и метели
кружат вальсы и прочий балет,
там полярникам льды надоели,
да и многих простыл уже след.
Загорают пингвины, освоясь
на пространствах, закованных льдом.
Для кого-то экзотика - полюс,
для кого-то - работа и дом.
Надевая одежду, как латы,
люд наружу выходит, как в бой,
никакие большие зарплаты
не отменят стремленья домой.
Закаляйся, пока ещё молод, -
для тебя снег, дожди и ветра.
Так уж вышло - на полюсах холод,
а экватором правит жара.
Не таи на планету обиду,
охлади романтический пыл,
не томись, поезжай в Антарктиду,
и оценишь, что здесь не ценил...
1983


# # #
"Люди мы или скоты?" -
спрашивать не буду.
Знал бы, кто упёк в "Кресты", -
придушил иуду.

Лучше стали мусора,
если бьют - по почкам,
поломали пол-ребра,
кинув в одиночку.


На допрос? Да не вопрос!
Не игра ж на скрипке!
Я для зоны не дорос, -
взяли по ошибке.

Шёл, не трогая людей,
вдруг: "Держите вора!"
Все бегут и я - шустрей
через два забора.


В двор метнулся проходной, -
это не впервой мне! -
Сбили, взяли под конвой
и - в отдел в Коломне.


Говорят: отнял часы,
кошелёк подрезал,
с женщины сорвал трусы,
постовому врезал.


А недавно, без причин,
снял калитку с петель,
всё крутился у машин, -
есть тому свидетель.


А наутро часть белья
со двора пропала.
Кто виновен, как не я?
Только это мало!

В банк повадился ходить,
изучал запоры...
Граждане, ну как нам жить,
если все мы воры?


Я ж обычный человек,
честный пролетарий, -
не видать свободы век,
как попу - гитары!


Честным был я до сих пор,
зря не трогал женщин.
Верю: суд и прокурор
срок дадут поменьше.
1983

1982

ГИМН СТРОИТЕЛЕЙ
Сказал строителям прораб:
- Не надо лишних слов!
Дом нужно выстроить хотя б
к началу холодов.
Нам спущен план, составлен акт,
контора начеку.
Готовьтесь к премиям. Итак,
побольше огоньку.
Глядит невесело народ, -
ведь снова спины гнуть.
Нас снял спецкорр на разворот
журнала "Новый путь".
- Глядите, парни, веселей! -
он крикнул перед тем.
- А ты сначала нам налей
и выпей кое с кем!
Бригада - тридцать шесть ребят,
из них - двенадцать баб.
Мы будем строить даже ад,
коль рай на деньги слаб.
В мешалку высыпан цемент
напополам с песком.
На перекур - один момент,
построим с огоньком!
Высотники баклуши бьют, -
их время не пришло.
Но час наступит, их пошлют:
- Вершите ремесло!
По шатким двигаясь лесам,
держась за облака,
они ещё покажут нам,
как строить на века.
Кому-то светит благодать
в уюте и в ладу,
а нам квартиры получать
в неведомом году.
От премии на волосок,
умеривая прыть,
мы строим дом на долгий срок,
где вам, возможно, жить.
1982

1981

***
Пускай молчат ответственные лица,
народ вовсю корячится и пьёт,
расскажет нам об этом Солженицын,
и Галич с плёнки старой напоёт.
В базарный день не стоит и полтинник
жизнь человечья в весь её размах.
А ну-ка поподробней, Подрабинек,
про будни политзэков в дурдомах!
В отдельности все люди неплохие,
а вместе превращают совесть в хлам.
Когда-нибудь настанут дни такие,
где каждому воздастся по делам.
1981

1980

# # #

Олимпиады звонкий крик
Летит, страну загнав в квартиры,
Люд к телевизорам приник,
Пуст парк и редки пассажиры.


Век новый, шалый и босой,
Уже готов осуществиться.
Спешим в Москву за колбасой.
Встречай, великая столица!
1980 г.

1979


ЗОЛОТАЯ РЕЧКА


Не врастайте в мирный быт,
в тёплое местечко.
Помните: в горах бежит
золотая речка.

Сосны рвутся до небес,
разрывая тучи.
Справа лес и слева лес,
между - Бог и случай.

Кто-то мается в тайге
на лесоповале,
Ну, а тех, кто в руднике,
поминай, как звали!

Позабудьте про долги,
узы и контракты,
аргументы у реки -
золотые факты.

Заяц по лесу спешит -
ёкает сердечко,
но быстрей его бежит
золотая речка.

Только руку протяни,
поступись покоем,
только вовремя рискни, -
манны ждать не стоит.

Пусть пороги, - не беда! -
встали посерёдке,
Посмотри, её вода
моет самородки!

Это ж надо - у воды
и такая смелость!
И у каменной гряды
отвисает челюсть.

Кто мы - боги ли, скоты?
Рвём, стреляем, режем.
Про заветные мечты
знать не знаем, - где же?

Тишина мертвей могил,
шум - мощнее грома.
Нет руля и нет ветрил,
нет любви, нет дома.

Дух бродяжий вышел весь
в кинолентах скучных.
Верьте, золото не здесь, -
не в квартирах душных.

Торопитесь, чтоб успеть,
берега столбите.
Даже, если выйдет медь,
всё равно ищите!

1979


РАССКАЗ ЛЕКТОРА О ГРУППЕ "БИТЛЗ"


Из зала мне сейчас пришла записка, -
хотя иным тут лыка не вязать, -
на тему, что не может быть нам близкой -
о "Битлз" поподробней рассказать.


Я слышу в зале шум аплодисментов,
одобривших позицию мою.
Учитывая силу аргументов,
до "Битлз" мне... Минуточку, допью...


До "Битлз" мне б и дела никакого -
сходил в кино, послушал "Песняров",
а, между тем, есть те, кто их готовы
крутить весь день, не понимая слов!..

Кто знает, что за песенки поются...
Не слушайте их - добрый вам совет!
В истерике на их концертах бьются,
у нас такого, слава богу, нет.

Работали б, здоровые же парни!
Продались ЦРУ за миллион.
Один чего уж стоит Джон Маккартни
или, допустим, тот же Пол Леннон...


Их интересы - кто и сколько выпил,
чужды им наш театр и балет.
Всё почему, друзья? Они же - хиппи,
не моются, стригутся раз в пять лет.

Не всё у них в порядке в жизни личной,
их поведенье - нам дурной пример.
Товарищи, прошу вас, поприличней, -
у выхода ведь милиционер...


Не зря капитализм с эстрадой выполз, -
прощения прошу за сей трюизм, -
и потому шурует этот "Битлз",
мешая строить нам социализм!
1979

1978

ПРО БЫКА
Крик, стрельба!.. Мой переход через границу
был отмечен и запечатлён.
Завтра все газетные страницы
осветЯт мой путь со всех сторон.


Стану я добычей журналистов,
власти припаяют мне статью.
Переплюнув славой террористов,
враз переменю судьбу свою.


В родных краях
колымил пастухом.
Забыв про страх,
погнался за быком.


Но здесь не горько
за тюремною стеной.
Спасибо, Борька,
бык мой племенной!


Мне жужжат: "Вы выбрали свободу?"
"Ваше отношенье к КГБ?"
- Каюсь, - говорю, - не зная броду,
я быком испортил жизнь себе.


Пас бы тихо стадо на пригорке,
а быка списал бы на волков.
Чтобы сдох он, этот самый Борька!
Сгинул в чаще на века веков!


Ко мне шустрит
известный адвокат.
Я чист, побрит,
одет и сыт, и рад


здесь на халтуру
посидеть пока.
У нас бы шкуру
сняли за быка!


В камеру мне носят тонны писем,
камера - почти что Гранд-отель.
Я живу, здоров и независим,
и недосягаемый отсель.


Плаваю в бассейне, ем бананы,
чифер в кофеварке кипячу,
изучаю мир с телеэкрана,
завтра срок по полной получу.


Такой бывает
игра Судьбы, -
сперва швыряет
в накал борьбы,


потом выводит
из бед тайком,
как вышло, вроде,
с моим быком.
1978

1977

1976

1975




#  #  #

Мы живём, открытые ветрам,

над обрывом, в глинобитном доме,

притерпелись к вечным сквознякам,

хлеб жуём и деньги экономим...